«Движение вверх» российского кино. Свершилось?

Если выкинуть из головы все «пыхтелки и сопелки», которыми кишит Сеть, можно сделать один вывод: русские научились-таки снимать качественное современное кино. И умение это шло к отечественным режиссерам, продюсерам и сценаристам тернистым, извилистым путем слепого подражания американскому экшену.

Фото: Depositphotos

Осознав, что сила российского кино не в спецэффектах (где нам далеко до Штатов), не в количестве оторванных рук и ног на экране, а в том, что русские киношники умели делать всегда — в способности тронуть зрителя за живое, зацепить в его душе самые тонкие струнки, заставить думать, сопереживать.

И «Движение вверх» в этом смысле — вершина современного российского киноискусства. В этом фильме всего в меру: правды и неправды, патриотизма, любви, юмора, пресловутых «пыхтелок».

Этот фильм не раздражает высокопарными фразами, которыми частенько выводит из себя американское кино, где герой, стоя под флагом, пять минут экранного времени «втирает» своим собратьям, а на самом деле нам с вами, звездно-полосатую пропаганду (да-да, пропаганда бывает не только кремлевской).

В этом фильме правда так искусно вплелась в художественный вымысел, что «не бывавшему там» и не уследить за гранью между ними.

Возможно, я (в юности советская спортсменка) и знаю, что перечить тренеру по тем временам было смерти подобно. Что дисциплина в спорте была покруче армейской, ели, спали, дышали по свистку. А уж нос высунуть на улицу, как это делают герои, да еще и за рубежом, лишний раз не моги. Но зрителю знать это ни к чему, он поймет и примет и так, это сделает его ближе к героям, «они тоже люди» — подумает он.

Нет никакого смысла анализировать, кидали тогда мяч так или эдак, мог грузин прыгнуть или не мог (почему-то именно тема прыжка грузинского игрока особенно беспокоит продвинутых в баскетболе зрителей). Ибо «Движение вверх» — не документальное кино. Это так мелочно, все равно что рассматривать букашку в лупу, приговаривая: «А вот в наше время эти твари так не ползали».

Конечно, сложно предположить зарплату в конвертах сразу после матча в советское-то время, но что же вы хотели вместо этого увидеть? Как игроки стоят в очереди в бухгалтерию и расписываются в платежной ведомости? Давайте отбросим лупу, чтобы не просмотреть нечто более важное.

А по поводу «ватного патриотизма», о котором, давясь собственным ядом, кричат в Сети те, кто особенно «любит» Родину, скажу так: а где же здесь неправда? Да, была большая страна. Да, в сборные отбирали лучших из всей страны, и, наконец, да — эти люди боролись не за металл. Лучшие советские люди вообще имели такое воспитание — «не за металл», если кто не знает.

Советская молодежь
Фото: Билл Эппридж, журнал «LIFE», 1967 г.

«Вам просто нечем гордиться, вот и вспоминаете былые дни», — пыхтят диванные русофобы. А мне лично кажется, что сейчас самое время напомнить молодым о нашей истории. А то ведь так и вырастут на «Звездных войнах» и карибских Пиратах в лучшем случае. В худшем — на новой компьютерной стрелялке, где российская армия, по замыслу разработчиков, противостоит (угадайте кому?) …советской! Русскому народу всегда было и есть чем гордиться. Просто время еще не пришло снимать об этом.

А отсталая спортивная медицина так и вовсе показана в фильме во всей «красе». Сущая правда. Она и сейчас такая.

Есть ли в фильме политика? Куда же без нее. Слишком жесткий образ капитана сборной, литовца. Его просто распирает от ненависти к своей команде, к стране. Этому персонажу, признаться, не очень веришь, в такой ненависти можно лишь разрушать, а не созидать. Но этой политики в фильме — на кончике ножа, только лишь на то, чтобы щелкнуть Литву по носу. Не ту — Литовскую ССР, а эту Литву, сегодняшнюю, с ее выпуклым русофобством.

Актерский состав мэтров отечественного кино в лице Машкова, Смолякова, Башарова, Гармаша, Толстогановой сюрпризов не принес. Все были на высоте, иного и невозможно предположить. Но нельзя сказать, что они везли на себе фильм. Молодые рослые ребята — Колесников, Зайцев, Ряполов, Тратас, Сапрыкин, Микава, Лордкипанидзе и другие, чьи имена еще ни о чем не говорят зрителю, — откровенно дышали им в спину.

И напоследок: после просмотра осталось приятное послевкусие. Как сказал однажды известный сетевой поэт Чен Ким, смеси какой-то «разноцветной радости», светлой печали, ностальгии и чего-то необъяснимого, но очень теплого. И очень доброго.

Что еще почитать по теме?

Комедия «Беременный». Новый выкидыш российского кино?
Алексей Булдаков: как актер стал «главным генералом» российского кино?
Тимофей Трибунцев — горемыка или Аль Пачино отечественного кино?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top