Эдвард Григ. Откуда подул свежий ветер?

Жить в доме с названием Холм Троллей (Тролльхауген) — к чему-то обязывает. Тролли, будь то «настоящие», будь то виртуальные — существа не самые приятные и даже просто зловредные.

Фото: Источник

Таинственная фантастика Севера — то, чего еще не было в европейском романтизме. Тролли и прочие северные мифические существа никак не проявили себя в музыке, пока 15 июня 1843 года в норвежском Бергене не родился свой гений, который распространил «картину о Норвегии» на весь мир.

Сейчас в этом доме (точнее, комплексе домов и сооружений) — национальный музей Эдварда Грига.

Могила Грига и его жены в Тролльхаугене
Фото: ru.wikipedia.org

У Эдварда Грига — какая-то совсем неумирающая популярность — мелодии его звучат от детских садиков до рафинированных концертных площадок.

Григ — норвежец с шотландскими корнями по отцу. Его шотландский прадед переселился в Норвегию (а фактически бежал) после шотландских восстаний и последней битвы при Каллодене. Но на новой родине первый норвежский Григ не пропал, занялся коммерцией. Семья торговала в основном омарами.

Любопытно, что тема «В пещере горного короля» очень близка к старинной шотландской песне Bonnie Buchenhaven. Откуда бы Григ мог ее услышать? Неужели от предков?

Кстати, близкими родственниками этих Григов были два знаменитых русских адмирала — Самуил Карлович Грейг и Алексей Самуилович Грейг, в честь последнего названы и острова в Тихом океане, и поселок на территории современной Украины.

Дела у норвежских Григов шли хорошо. Родиться в состоятельной семье — в прежние времена это значило гарантированно получить музыкальное образование. Да и все родственники по всем линиям были большими любителями музыки.

Тролльхауген
Фото: Depositphotos

Поднималась и сама Норвегия. Это сейчас Норвегия — одна из самых экономически благополучных стран с высоким уровнем социальной защищенности (правда, и цены там запредельные).

А в 19 веке национальное самосознание норвежцев только начинало пробуждаться — нельзя забывать о 400-летнем датском господстве с государственным датским языком. В 1814 году страна отделилась от Дании, но сразу же вынуждена была заключить унию со Швецией. Зато собственно норвежская культура уже созревала и прорывалась — и, как это повсеместно было в эпоху романтизма — формировалась на основе интереса к собственному эпосу, фольклору, традициям, «преданьям старины глубокой».

Появились первый словарь и грамматика «норвежского народного языка» (с тех пор в Норвегии два равноценных языка — тот, что на основе датского, и тот, что сохранялся в народе на основе древненорвежского). Изучалась народная музыка.

А опираться было на что. Еще не было отдельных скандинавских народов, но была поэзия скальдов, еще не было письменности, кроме рун, но уже изустно передавались саги. Поразительно, но многие имена древних скальдов дошли до наших дней, это даже не упоминая всемирно известную «Младшую Эдду» Снорри Стурлусона.

В норвежских горах пелись баллады и пастушеские песни, мелодиям которых могло исполниться и тысячу лет.

Усадьба Эдварда Грига
Фото: Depositphotos

При этом осваивался и весь европейский опыт, без него тоже ничего не создашь.

Во второй половине 19 века в Норвегии уже два знаковых имени: в литературе — Ибсен, в музыке — Григ (и ушли они с разницей в один год, а больше таких гениев Норвегия одновременно не рождала).

Сотрудничество двух гениев привело к созданию одного из самых популярных мировых произведений — музыке к драме Ибсена «Пер Гюнт» (а затем оркестровой сюиты) — первой норвежской национальной романтической драмы.

Тема призвания и тема долга, тема любви и чувственных желаний, народного быта и личных переживаний, и над всем этим — тема природы — это и есть знаменитый «Пер Гюнт». Народный быт, фантастика, лирика — все это «Пер Гюнт».

40 лет ждала Сольвейг своего Пера, пока он бродил по миру. Все его путешествия отражены в прекрасной музыке. Но что интересно — где бы не происходили события, пусть даже в аравийской пустыне, в музыке слышна и вполне нордическая свежесть.

Вот танцует дочь вождя бедуинов Анитра — но даже в этой легкой ориенталистике слышны отзвуки норвежских интонаций.

Для Грига в целом было характерно растворение в природе, могучих стихиях Севера. Когда последние ледники ушли, образовалась изрезанная фьордами береговая линия. Природа угрюма, но невероятно красива. И эту красоту природы теперь можно ощутить и в музыке.

После «Пер Гюнта» к Эдварду Григу пришел грандиозный успех и международное признание, открывшее миру великого композитора. Норвежская музыка равноправно вошла в мировую, став неотъемлемой ее частью.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top