Евгений Сандов: помнят ли на родине «Геркулеса», покорившего Англию и США?

В начале второй декады ноября 1909 года, 100 лет назад, знаменитый кёнигсбергский архитектор Фридрих Ларс пробрался в отдаленный пригород столицы Восточной Пруссии, в Ратсгоф, для того, чтобы произвести рекогносцировку на местности. Дело в том, что городские власти Кёнигсберга, наконец, откликнулись на многолетние просьбы ректора Академии художеств о строительстве новых корпусов. В центре города будущим архитекторам, скульпторам и прочим творческим натурам было уже тесно.

Фридрих тщательно осмотрел местность. Место для будущей академии ему понравилось: она была чуточку холмистой, но зато практически рядом находился пруд Хаммертайх, перегороженный плотиной. Здесь располагалась одна из излюбленных горожанами купален. Правда, в эту пору года, когда небо было затянуто серой пеленой облаков и дул сильный холодный ветер, пруд был совершенно безлюден. Но все равно — места для натурных занятий было вдосталь…

Поежившись от холода, Фридрих огляделся в поисках заведения, в котором можно было хоть чуточку согреться. И на берегу ручья, вытекающего из озера, обнаружил ресторанчик. На его вывеске значилось «Геркулес». Архитектор толкнул темную низенькую дверь и очутился в уютной комнате. Она меньше всего напоминала ресторан, скорее гостиную: так здесь все было по-домашнему уютно. К нему тотчас же подошел пожилой плотный человек, представившийся хозяином ресторанчика. В руке у него был бокал с пенным напитком.

 — Обед подадут через три минуты, а пока не желаете угоститься пивом? Оно у нас необычное, насчитывает не один век, такое варил еще мой прадед…

 — Пиво? В такую погоду? Шутить изволите?

 — А вы попробуйте! Удивитесь эффекту…

Пиво оказалось густым и бодрящим. Через минуту Фридрих уже не чувствовал озноба. Через три ему принесли обед. Откушав, гость поблагодарил хозяина и вежливо спросил:

 — Почему вы назвали ресторанчик так странно?

 — Как, Вы не знаете эту историю? — удивился ресторатор. — Дело в том, что в свое время нам поставлял овощи зеленщик Мюллер. Тот самый, который был женат на русской. Она называла себя фрау Сандова, а их сын Евгений (она его звала его на русский манер) — атлет с мировым именем.

 — Сандов, Сандов, — мне, кажется, я слышал эту фамилию. Его называют «Геркулес». О нем так любят писать все лондонские газеты.

 — Право, есть за что! Вообразите, на днях ему на грудь установили платформу. На ней — поставили рояль. А возле него хор из семи человек, с аккомпаниатором, исполняли арию! А Евгений и бровью не пошевельнул!

 — И вы хотите сказать, что знакомы с этим человеком?

 — Обижаете? Я его ребенком держал на коленях. Он часто завтракал, обедал и ужинал у нас. Здоровое питание — основа всего!

 — А после того, как он стал знаменитостью, он заглядывал к вам?

 — Было пару раз. Рассказывал, что нигде, ни в Англии, ни в Америке (вы знаете, его снимали в американских фильмах), ему не удалось найти такую кухню, как у нас. Вот тогда мы и назвали ресторанчик «Геркулесом».

…Евгений Сандов (для сцены он взял девичью фамилию матери) родился 2 апреля 1867 года, и первые 17 лет своей жизни вовсе не отличался недюжинной силой. Более того, он был достаточно тщедушный, и его обижали сверстники. С другой стороны будущий атлет обладал недюжинными способностями — далеко не каждому юноше доводилось стать студентом медицинского факультета Альбертины. Это старейший в Европе университет, насчитывающий более 460 лет, названный в честь последнего великого магистра тевтонского ордена и первого прусского герцога Альбрехта Гогенцоллерна.

Почему Евгений решил заняться гимнастикой? Дело в том, что и сам термин «гимнастика» возник в Кёнигсберге, в начале того же XIX века, а первым человеком, поставившим занятие специальными упражнениями на «поток», был Фридрих Ян (подробнее я уже писал об этом в статье, посвященной «коллеге Сандова — Иоганне Диффенбахе). Так что здесь сработал принцип: «Все старое — хорошо забытое новое».

Другое дело — Евгений не распылялся на бег, прыжки, преодоление препятствий и прочий «набор» юного атлета. Он решил сразу же заняться укреплением отдельных групп мышц. За годы учебы он сумел настолько натренировать свое тело, что после окончания университета подался в Брюссель, где и начал свою блестящую карьеру…

Его называли Геркулесом за удивительный рельеф мышц. Чтобы от многочисленных созерцателей этой неземной красоты не спрятался ни один сантиметр тела, Сандов нередко выходил на помост, прикрываясь только фиговым листочком. А еще о нем не стеснялись писать, что он оживил древнегреческий телесный идеал и ярко представил, доказывая, что живое сильное тело ничем не уступает прекрасным древним скульптурам…

Все это владелец ресторанчика быстренько пересказал Фридриху Ларсу. Но архитектор слушал ресторатора в пол-уха. Его губы беспрестанно шептали: «Геркулес, Геркулес!». И вдруг он хлопнул себя ладонью по лбу: я попрошу профессора класса скульптуры Станислауса Кауэра изготовить рельеф Геркулеса…

…В 1912 году работа над рельефом была закончена. Отныне он украшал плотину пруда Хаммертайх (ныне пруд — у стадиона «Пионер»). Жители Кёнигсберга после купания в пруду охотно шли перекусить в ресторан «Геркулес». А Фридриху Ларсу в любое его посещение здесь наливали кружку пива за счёт заведения…

К 1919 году постройка основных корпусов Академии художеств была закончена. В них поселились творческие люди. А сам Фридрих Ларс со временем был назначен ректором этого учебного заведения. Вот только новая история Академии оказалась коротенькой — пришедшие к власти гитлеровцы решили, что мировое господство куда важнее искусства.

Во время массовой бомбежки Кёнигсберга в августе 1944 года на Ратсгоф не упало ни одной бомбы (англичанам он был неинтересен). А во время штурма города-крепости советскими войсками, фашисты постарались из каждого дома сделать огневую точку. Одна из них оказалась в подвалах «Геркулеса». Огневую точку подавили, превратив ресторанчик в развалины.

Долгое время здесь был пустырь. А вот зданиям Академии художеств повезло куда больше — они сохранились. А потому в 1946 году здесь разместили школьников. Сегодня это школа № 21. В 1951—1952 годах именно здесь учился будущий дважды Герой Советского Союза летчик-космонавт Алексей Архипович Леонов. Тоже, можно сказать, Геркулес. Геркулес космоса — первый человек, покинувший корабль и вышедший в открытый космос. Сегодня школа № 21 носит его имя.

…В начале XXI века археологи, обследующие этот пустырь перед началом строительства многоэтажки (в Калининграде обязательная процедура), обнаружили достаточно большое количество кухонной утвари — больших кастрюль, тарелок, вилок и ложек, из чего и был сделан вывод, что здесь в довоенные времена находился ресторан.

А легенду о том, как здесь обедал Фридрих Ларс, мне рассказал один из местных краеведов. Легенда на то и легенда, что в ней порой тесно переплетаются желаемое и действительное. Но как бы там ни было, Сандова в Калининграде помнят. И до сих пор не перестают восхищаться его атлетизмом. Правда, подчеркивают при случае: вот что может получиться у немецкого папы и русской мамы…

Кстати, на днях открылся и ресторан «Геркулес». На месте того, старого.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top