Как полуслепой, однорукий герой Первой мировой стал всемирно известным художником: авангардист Владислав Стржеминский

Он родился на белорусской земле, называл себя русским, а в историю искусства вошел как поляк. Полуслепой, однорукий и без ноги он стал знаменитым живописцем-авангардистом первой половины пошлого века. Одержимый мечтатель о мировой революции, он же ею и погубленный, прожил невероятную жизнь, полную героизма и страданий. Сегодня в нашей публикации история жизни необыкновенного человека, прошедшего через мясорубку Первой мировой войны, вынесшего неимоверную физическую боль, жившего и творившего в нищете, гонимого режимом. Тем не менее, не сломленного никакими перипетиями судьбы и заставившего говорить о себе весь мир. Знакомьтесь — художник-авангардист Владислав Стржеминский.

Если попытаться разобраться в принадлежности этого незаурядного художника к трем государствам, которые претендуют на его творческое наследие, то можно лишь отметить, что хотя по происхождению он поляк и прожил в Польше почти половину своей жизни, но этого живописца считают представителем национального искусства и в Белоруссии, где он родился и вырос. Его творчество также рассматривается и как часть русского авангарда. Именно за Россию он воевал в Первую мировую, и за нее он чуть было не сложил свою голову.

Первые свои шаги во взрослой жизни Владислав начал на фронтах Первой мировой войны. И так сложилось, что до самой смерти он за что–то боролся, кого–то хотел победить. Его врагами были не только внешние враги его родины, а и окопные вши, собственное увечье, жена Екатерина Кобро, ретивые чиновники от культуры и политики, нищета…

Перелистывая страницы героической биографии
Владислав Максимилианович Стржеминский родился в конце 1893 года на территории Российской империи, в городе Минске. Он происходил из шляхетского польского рода. Отец мальчика в свое время дослужился в российской армии до чина подполковника и рассчитывал, что сын также сделает блестящую военную карьеру. Поэтому и определил своего одиннадцатилетнего отпрыска в Московский кадетский корпус имени Александра II. Отучившись в корпусе семь лет, юноша отправился в Санкт-Петербург и поступил в инженерное училище.


Владислав Стржеминский — подпоручик российской армии.

Окончание вуза Стржеминским практически совпало с началом Первой мировой войны. Едва 21-летний инженерный подпоручик прибыл летом 1914 года в место распределения в пограничный городок Осовец (территория современной Польши), как начались военные действия. Для знающих историю эта крепость является одним из символов героизма и единения русских людей. Но абсолютному большинству это название, к сожалению практически ничего не говорит. А ведь именно русские солдаты более ста лет тому назад в этом городке совершили настоящее чудо. Они на протяжении целого года малыми силами сдерживая наступления многотысячной германской армии. Крепость неоднократно бомбили, штурмовали и травили газом. Именно в это страшное время здесь и оказался Владислав Стржеминский, военная служба которого наполнилась героическими моментами.

«Атака мертвецов»
После безуспешной полугодовой осады немецкое командование, отчаявшись, пошло на весьма решительный шаг: ночью 24 июля 1915 года немцы применили смесь хлора и брома. При вдыхании эта смесь входила в химическую реакцию с жидкостью на слизистых – во рту, горле, бронхах и лёгких – и превращалась в соляную кислоту, разъедающую дыхательную систему. Повреждала она и глаза, и потную кожу. Половина русских солдат защитников крепости погибла почти мгновенно. Остальные, обмотав лица мокрым тряпьем, ринулись в безумную контратаку, которую позже назовут «атакой мертвецов». Возглавлявший эту атаку подпоручик Владимир Котлинский был смертельно ранен, и командование перешло к подпоручику Владиславу Стржеминскому. Он стал не просто рядовым участником этого события, но и непосредственно возглавил это шальное контрнаступление наглотавшихся распыленного ядовитого хлора защитников крепости на немецкие позиции.


«Мы — русские, с нами Бог», 2015. Холст, масло. Автор: Нестеренко Василий Игоревич. Московская государственная картинная галерея.

Зрелище контратаки, по рассказам очевидцев, было ужасающим. Мокрая ткань плохо защищала российских солдат. Её разъедала образовавшаяся в результате реакции кислота и она клочьями отпадала с лиц, которые кровоточили. Лилась кровь изо ртов и глаз, но солдаты упрямо бежали вперёд, стреляли, кололи штыками, молотили прикладами. Каждый из них был уверен, что он неминуемо умрет, и тем яростнее рвался в бой. «Мертвецы» отстояли Осовец, но выжить посчастливилось не многим. Среди счастливчиков оказался и поручик Стржеминский.

Не прошло и месяца после этого страшного события, как молодой подпоручик был отмечен еще за один героический поступок: усилиями взвода Стржеминского был уничтожен железнодорожный мост, имевший огромное стратегическое значение. И вскоре будет подписан указ о награждении героя орденом Святого Георгия 4–й степени.

После героической службы в Осовце были окопы в Першаях и разрыв гранаты… По одной из версий этот взрыв был случайным: граната выпала из рук споткнувшегося сослуживца в окопе во время бомбардировки. По другим данным — в траншею, где укрывался взвод Стржеминского, попал один из немецких минометных снарядов. Но, как бы там ни было, именно этот взрыв разделил жизнь Владислава фактически на две половины — до и после. Жизнь отважного офицера «до» навсегда останется в окопах под Першаем, а в московском госпитале начнется жизнь неутомимого художника-революционера. И ради спасения этой жизни Стржеминскому ампутировали правую ногу и часть левой руки, его правый глаз навсегда ослеп…

Костыли. Мольберт. Авангардизм

Катерина (Катажина Кобро). / Владислав Стржеминский.

Политические потрясения 1917 года 23-летний Стржеминский встречает инвалидом на больничной койке. Месяцы упорного лечения, а все попытки пристроить протезы к ампутированным конечностям — безуспешны. Молодой организм отказывается принимать чужеродные предметы. Бывшего подпоручика мучают фантомные боли в ампутированных конечностях. И на всю жизнь остается только один способ передвигаться — костыли. Казалось, жизнь молодого человека закончена. Но злая судьба неожиданно проявила к нему милосердие. Она послала ЕМУ — ЕЕ. Катерину (Катаржину) Кобро — дочь состоятельного судовладельца из русских немцев Николая фон Кобро. Они встретились в московском госпитале для офицеров, куда Катя пришла служить медсестрой добровольцем после окончания гимназии.

Теплые и нежные чувства между ними появились не сразу, но Владислав был безмерно благодарен медсестре Катеньке, уделявшей ему намного больше внимания, нежели другим раненным. Как-то он рассказал ей о счастливом детстве в родном доме с красивым парком и садом. Она в свою очередь поведала Стржеминскому о своем увлечении авангардным искусством и показала свои рисунки. Владислав, еще будучи курсантом военного училища, с интересом посещал музеи и галереи Санкт-Петербурга и имел некоторое представление об истории и формах изобразительного искусства, но, разумеется, тогда даже не подозревал, что когда-то ему доведется столкнуться с ним так близко.


Катерина Кобро и Владислав Стржеминский.

И теперь, выписавшись из госпиталя, и не имея возможности передвигаться без костылей, он с большим интересом начал посещать музеи и галереи Москвы. Особенно его впечатлили картины Ивана Морозова и Сергея Щукина. Впервые он увидел современную французскую живопись — от импрессионизма до кубизма. Он глубоко заинтересовался передовыми авангардными течениями. Людям, пребывавшим в атмосфере всеобщей революционной ломки того периода, как воздух необходимо было вторжение нового во все стороны жизни и, конечно, в искусство. Вовлеченный в идеи этого нового, Владислав идет учиться живописи в художественно-технические мастерские, учебное художественное заведение, созданное большевиками после революции 1917 года в Москве. К слову сказать, ВХУТЕМАС был создан на базе бывших московских художественных мастерских.


Натюрморт. Автор: Владислав Стржеминский.

Там он вскоре познакомился с Марком Шагалом и тесно сошелся с другим известным художником польского происхождения — Казимиром Малевичем, основоположником супрематизма, и стал его учеником. Вначале творческого пути начинающий авангардист следовал за мастером, но затем занялся поиском своего пути в искусстве, в итоге вылившийся в создание собственного художественного стиля — унизма.

Искусство, ставшее смыслом жизни
Именно во ВХУТЕМАСе нашему герою вновь довелось повстречать свою Катеньку. Вскоре они поженятся, и начнется история их мучительных совместных странствий между живописью и скульптурой, между Смоленском и Лодзью… И он всю свою последующую жизнь будет признавать, что стал художником, лишь благодаря Катерине Кобро, ставшей не только его спутницей по ухабистым дорогам жизни, но и довольно известным скульптором. После окончания учебного заведения чета Стржеминских перебралась в Смоленск, где Владислав стал руководителем авангардного художественного объединения, создателем которого был Малевич.


«Орудия и продукты производства», 1920 год. Автор: Владислав Стржеминский.

Деятельность Стржеминского была бурной: он преподавал, занимался живописью, графикой и архитектурой, участвовал в деятельности нескольких художественных групп, что называется продвигал «новое искусство» в массы. Смысл жизни Стржеминскому придали любовь к Екатерине и страсть к живописи. Она же, в свою очередь, во многом разделяла подход мужа к искусству, и они взаимно вдохновляли друг друга.


Катерина Кобро и Владислав Стржеминский.

Стоит также отметить, что первые годы после революции советская власть приветствовала авангардное искусство, оно пропагандировалось практически везде. Сами же авангардисты свято верили, что искусство может изменить судьбы человечества, создать новый мир, в котором уже не будет ни войн, ни страданий, ни скорби.

Однако к 1920 году лидер революции Владимир Ленин начал яростно критиковать авангард, говоря, что художники должны быть мастерами, цементирующими общество. В ответ на слова вождя многие забросили живопись и скульптуру ради фотографии, дизайна костюмов и керамики. Но многие приверженцы авангарда, в том числе и Стрежмиинский не поддались диктату. Началась массовая эмиграция творческой элиты в Париж. И поскольку в советской России после революционного всплеска авангардистского искусства к 1922 году повеяло уже конкретными цензурными «заморозками», художник с супругой также нелегально перебрались за рубеж. Правда, обосновались в Польше в небольшом городишке Лодзь. На то, чтобы добраться до Парижа у Стржеминского не было ни денег, ни связей, ни подкупающего очарования, а только костыли и боль, а также неистовая сила воли, движущая не только им как человеком, но и художником.


«Люди во время войны», 1939-1945 г.г. Автор: Владислав Стржеминский.

Именно там в Лодзи Владислав начал разрабатывать теорию своего собственного стиля, в котором художник стремился к отказу от «множественности форм» и достижению максимальной однородности элементов на картинах. Несколько лет он работал в минималистической, однотонной палитре, стремясь избавиться также и от многоцветности. Огромную роль в его творчестве стала играть извилистая непрерывная линия. Одной из ключевых особенностей стиля стала ритмичности. Участвовал в ежегодных салонах Польского союза художников в Варшаве, Польской ассоциации художников в Лодзи, Института пропаганды искусства. Провел персональные выставки в Лодзи (1927), Познани (1933) и Варшаве (1934). В 1932 получил художественную премию города Лодзи.


Катерина Кобро с дочерью Никой.

В 1936 Катерина родила дочь Нику, которая стала практически самого рождения яблоком раздора между родителями. Болезненный ребенок первый год своей жизни практически не спал, постоянно плакал и капризничал, что вынудило Катерину напрочь отказаться от работы над скульптурами и полностью посвятить себя воспитанию малышки. С рождением Ники брак ее родителей стал постепенно распадаться. Нарастали скандалы и ссоры. Но пока они еще по-прежнему вместе.


«Безработные», 1934 год. / «Депортация», 1940 год. Автор: Владислав Стржеминский.

В свете событий захлестнувших Польшу, в 1939 году семья художника вновь вынуждена бежать. И на этот раз в город Вилейку, что в Западной Белоруссии. Это было связано с началом Второй мировой войны. Тут художник создаёт первые рисунки из военного цикла — максимально графичные и лаконичные, но при этом выразительные и болезненные. Художник полностью отказывается от цвета. Но через некоторое время цвет возвратится — в болезненно-ярких вспышках работы «Люди во время войны».

И снова переезд. Ссылаясь на немецкие корни Катерины, в 1940 году Стржеминский и Кобро вернулись в Польшу. Художник рисовал для заработка открытки, портреты, декорировал сумки, которые изготавливала жена. А в свободное время, потрясенный ужасами войны, Владислав создает циклы «Депортации», «Гражданская война», «Лица», «Дешевое, как грязь», «Руки, которые не с нами». И, наконец, в 1945 году рождается цикл коллажей «Моим друзьям евреям», который он передал в Музей Холокоста «Яд-ва-Шем».

Военные годы для семьи были наполнены тяжёлыми испытаниями. И негативные эмоции, накопившиеся за эти годы, вылились в бурный развод. Стржеминский всеми силами пытался лишить жену родительских прав и оставить ребенка себе. Некогда испытывавшие друг к другу люди превратились в заклятых врагов. От любви к ненависти — один шаг.


«Лодзинские пейзаж», 1932 год. Автор: Владислав Стржеминский.

Следующий удар поджидал живописца после окончания войны. Сначала, казалось, всё шло замечательно: несколько лет Стржеминский купался в заслуженной славе. Он занялся преподавательской деятельностью, получив профессорскую должность в Высшей школе искусств в Лодзи. Параллельно он творил и искал новые формы выражения в искусстве. Из работ исчезает однотонность, уступая место пёстрым краскам — художник ловит «послеобраз солнца» (блики, остающиеся на сетчатке глаза), посвящая этой теме очередной цикл картин. В его работах усиливается абстрактность.


«Послеобраз солнца», 1949 год. Автор: Владислав Стржеминский.

Однако в 1949 году в Польше, вошедшей в число стран социалистического лагеря, восторжествовала идеология соцреализма. Власти по примеру СССР начали борьбу против формализма. То, от чего Владислав Стржеминский бежал из России в 20-х годах, настигло его почти четверть века спустя в Польше, где абстрактная живопись также стала восприниматься как идейно неприемлемая.

В 1950 году, согласно приказу министерства культуры, Владиславу Стржеминскому запретили преподавать. После этого мастер прожил недолго. 26 декабря 1952 года, подточенный невзгодами, он окончил свой жизненный путь. И только после его смерти, в 1958 и 1979 годах, были опубликованы книги «Видения» и «Письма».


Картина «Пейзаж Лодзи со стороны Реткивии», 1941год. Автор: Владислав Стржеминский.

История жизни художника Владислава Стржеминского, к сожалению, современному читателю мало известна. Лишь недавно, во многом благодаря последнему фильму Анджея Вайды «Послеобразы», поднялась новая волна интереса к творчеству и идеям неординарного человека. В 2016 году вышел фильм польского киноклассика Анджея Вайды о непростой жизни известного живописца.

P.S. Катерина (Катажина) Кобро — (1898-1951)

Екатерина Николаевна Кобро — художница-авангардистка, скульптор.

Екатерина Николаевна Кобро — художница-авангардистка, скульптор. Родилась в Москве, происходила из смешанной русско-немецкой семьи. Увлечение Кобро авангардизмом передалось и её мужу Владиславу Стржеминскому. Впоследствии получилось так, что Стржеминский стал более известным художником.

Катажина Кобро была одной из трагических фигур в истории искусства ХХ века: скитания во время войны, утрата в этот период части работ (их просто выбросили на помойку), трагическое расставание с Владиславом Стржеминским, необходимость искать заработок для содержания ребенка, оправдываться перед прокуратурой, которая обвиняла ее в «отказе от польской национальности» (скульптор подписала во время войны т.н. «русский список»), наконец, борьба со смертельной болезнью — все это привело к ослаблению творческого потенциала в последние годы ее жизни. В результате творчество Кобро осталось в тени достижений Стржеминского и других авангардистов.


Скульптуры Екатерины Кобро .

В продолжение темы о людях искусства, которые ценой неимоверных усилий добились всемирного признания в профессии, читайте нашу публикацию:Как ослепшая советская балерина Лина По стала всемирно известным скульптором.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top