Сериал «Школа»: квинтэссенция реальности или авторский вымысел?

С 11 января нынешнего года, объявленного Годом Учителя, российские зрители были осчастливлены новым сериалом «Школа» — от режиссера Валерии Гай Германики и продюсерской фирмы Игоря Толстунова «ПРОФИТ».

Согласно концепции руководства Первого канала, который подготовил данный проект, «Школа» — «радикальный сериал про подростков», и акцент в нем делается на том, что «такой предельной документальности на нашем телевидении раньше не было». Именно так сказано в анонсе фильма на официальном сайте канала.

Однако после того, как фильм вызвал бурю дискуссий в российском обществе, Первый канал сделал поворот на 180 градусов: пресс-служба распространила заявление, в котором подчеркивает, что «картина является не документальной, а художественной, и призвана в первую очередь привлечь внимание общества к проблемам современной школы с целью разобраться в них». Да и сама Валерия Гай Германика в интервью Life News сообщает: «Мы снимаем художественное кино, такое, каким его видят авторы. Авторское кино, арт-хаус. Оно раньше было фестивальным, теперь по телевидению, слава небесам, его показывают. Смотрите, радуйтесь».

Радоваться ли новому сериалу о школьниках — это каждый решит для себя. Однако появление фильма вызывает массу вопросов — это бесспорно.

Итак, вопрос первый: если фильм действительно задуман и снят как документальный, то чем вызвана такая внезапная попытка оправдаться? Если же фильм — «художественный», то почему анонсировался как документальный? А главное, по каким признакам та часть аудитории, которая еще не имеет достаточного жизненного и зрительского опыта (школьники), сможет догадаться, что все показанное с телеэкрана ведущего канала страны в прайм-тайм — это все же художественное произведение, то есть — предполагающее авторское видение вопроса и намеренное утрирование и сгущение проблем с целью привлечения к ним внимания?

Вопрос второй: если сериал был создан именно в качестве импульса для изменения существующей ситуации, то почему он показывается дважды за вечер, причем в первый раз — в 18.30, что подразумевает просмотр именно подростками? Ведь кто те люди, которые реально обладают рычагами для изменений в образовании? Безусловно, это не школьники. Казалось бы, достаточно было бы демонстрации сериала в традиционное «для взрослых» время, чтобы фильм увидели только те, кто реально может повлиять на ситуацию. Эффект можно было бы усилить дополнительными показами для целевой аудитории: законодателей, чиновников образования и преподавателей образовательных учреждений — чтобы те, кому фильм вроде бы адресован, увидели его наверняка. В таком случае сериал был бы совершенно оправдан: потрясти и подвигнуть к переменам тех, от кого они зависят, ибо ничто так не побуждает к действию, как испытанный ментальный шок.

Однако сделано все было по-другому: несмотря заявленную апелляцию ко взрослым, ставка делается именно на подростков.

По-видимому, целью был все-таки мощный общественный резонанс и скандал. Создателям и заказчикам фильма необходимо было настроить общественное мнение — убедить граждан в том, что школа прогнила вся целиком и нуждается в немедленной реорганизации.

В принципе, школе действительно нужно реформирование. Необходимость перемен в образовании уже давно витает в воздухе.

Но в свете того, какими методами общество склоняют к необходимости этих изменений, становится не по себе. Прогнивший «старый мир разрушить до основанья» — это уже было. И все мы хорошо знаем, чем заканчивается такой радикализм.

«Предельно документальный сериал про подростков» ясно показал, что, согласно позиции авторов фильма, в школе не в порядке решительно всё: некомпетентны учителя, равнодушны и недалеки родители, циничны и злы дети… И если ясно, что авторы хотели донести до общества логический посыл «Таким учителям в школе не место», то совершенно неясно, что же предлагают авторы делать с «неудачными» родителями и детьми. Ведь, согласно логике авторов фильма, нет ни одного позитивного персонажа среди ребят и их родителей…

Защитниками сериала высказывалась мысль о том, что «Школа» — своеобразная психотерапия для подростков, средство: а) заставить их посмотреть на себя со стороны и б) помочь понять, что у многих ребят в стране точно такие же проблемы — тяжелые взаимоотношения с родителями, сложности с одноклассниками, ранний секс, алкоголь, наркотики…

Однако, в отличие от полноценной психотерапии, в фильме отсутствует какая бы то ни было альтернатива, не намечено никакого пути, по которому подростки могли бы попробовать выйти из сложных жизненных ситуаций — ничего, только недобрый тупик…

Сторонники сериала неустанно сравнивают «Школу» с фильмом Ролана Быкова «Чучело»… Сравнение это, однако, смешно и неправомочно. В гениальном быковском фильме были явственно расставлены акценты, и зрители вполне могли в результате решить для себя, кто является истинным чучелом в сюжете и «в какую сторону жить», чтобы подобным чучелом не сделаться.

Однако ничего подобного в «Школе» нет и в помине, увы… Все безнадежно плохо, и — нет выхода. Вместо того, чтобы показать примеры адекватной адаптации к сложным ситуациям, детям показывают чернуху, причем откровенно слабо сделанную.

Все персонажи (учителя-родители-дети) ходульные, какие-то слишком уж упрощенные — хотя авторы, конечно, претендуют на «правду жизни» и «исключительный реализм». Нет, Первый канал, конечно, подсуетился и на своем сайте вывесил своеобразные «характеристики» на каждого, — видимо, для того, чтобы зрители «правильно» воспринимали героев и не дай бог не подумали, что все и самом деле так плоско, как нам показали. Однако, ей-богу же, даже описания на официальном сайте Первого канала куда глубже и интереснее, чем-то, что сыграли актеры и поставила режиссер.

Отдельно — о режиссере. Ни для кого уже не секрет, да и сама Валерия Гай Германика не скрывает того факта, что в школе она практически не училась. По инициативе родителей девушка находилась на домашнем обучении, однако в 13 лет ей захотелось окунуться в атмосферу реальной школы. Её не приняли, в коллективе она была изгоем, достойно из ситуации выйти не сумела и предпочла ретироваться в привычные декорации — вновь вернулась на домашнее обучение.

Становится понятно, почему именно такая школа получилась у этого режиссера, и почему никаких мыслей относительно грамотного выхода из сложных жизненных ситуаций в фильме нет. Откуда им и быть-то? Ведь подобный опыт отсутствует у самого автора.

Некомпетентный в школьных делах, несостоявшийся в школьном коллективе человек сделал кино о школе. Отыграна мелкая месть за собственные обиды подросткового возраста, раздута до масштабов страны и снята на чужие деньги. Это ли не карикатура на наше общество в целом?

Анализируя обсуждения картины, можно заметить, как радикально разделилась в оценках общественность. Создается впечатление, что в нашей стране сосуществуют люди из параллельных реальностей: те, что учились в таких же школах-«резервациях», и те, кто учились в других школах — школах с человеческим лицом.

Тому, кто вырос в атмосфере другой школы, фильм покажется диким, надуманным и злым. Для тех, кто вырос в точно такой же «Школе» — ничего удивительного нет в этом сериале: правда, обычная и страшная правда жизни… Как говорится, «два мира — два детства»… Столкновение двух цивилизаций…

Тем не менее, в фильме существенно искажена реальность, поскольку показана как минимум половина правды. А значит, как ни крути, но правдивой концепция фильма уже не является. Многим из нас известен манипулятивный приём НЛП, суть которого в том, чтобы заставить поверить в недобросовестную информацию, включив в нее изрядную долю «истины», причем общеизвестной. Это срабатывает практически всегда: уловив нечто знакомое и априори верное, человек не воспринимает информацию критично, а принимает ее на веру целиком.

Именно так и поступили создатели сериала. Показав некоторые реальные проблемы школы, они сгустили и утрировали их до степени абсурда — чтобы общество поверило, что школа — это кунсткамера, сборище пауков в банке… Не показав при этом вторую половину реальной картины — совсем другую сторону школьной жизни: настоящую дружбу, волнующую до дрожи первую любовь, радость успехов, поиски смыла жизни и своего места в этом мире… Ничего этого в «Школе» нет.

А в реальной жизни — есть! Подростки — не тупые похотливые полуживотные, отнюдь. Среди современной молодежи множество умных, интересных и просто духовно благополучных ребят. И их, к счастью, много больше, чем хочется думать создателям фильма.

Что же касается оценки сериала специалистами, то об этом мы поговорим в продолжении материала.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top