Газовая резня: Миллер включился в игру на выживание — Свободная Пресса

Российские и зарубежные СМИ сообщают новость с претензией на сенсационность: 27 мая цены на газ в Европе резко пошли вверх. В процентном соотношении рост котировок на спотовом рынке составил примерно 30%. Цифра, казалось бы, более чем внушительная. Но менеджерам «Газпрома» рано праздновать победу.

Для корректного понимания ситуации стоит учитывать, что стремительный «отскок» газа на торговых площадках Европы произошел после катастрофического проседания цен до десятилетних минимумов.

22 мая на самом ликвидном голландском хабе TTF голубое топливо торговалось на уровне 34 долларов за тысячу кубометров, то есть на 11 долларов дешевле, чем днем ранее. Это фактически цена «на скважине» в Ямало-Ненецком автономном округе. Есть добавить к ней НДПИ, затраты на транспортировку и таможенную пошлину, то «Газпром» уходит в глубокий минус. Порог рентабельность его поставок в Европу — примерно 100 долларов. Другие поставщики несут еще более серьезные убытки, но российскому концерну от этого не легче. Его положение продолжает ухудшаться.

«Учитывая, что почти 70% поставок российского газового гиганта каким-то образом связаны со спотом, мы ожидаем, что он сообщит о слабых финансовых результатах за второй квартал 2020 года, если ситуация сохранится. Поэтому мы видим риски снижения нашего финансового прогноза для „Газпрома“ на краткосрочную перспективу», — подчеркивают аналитики «ВТБ Капитал».

Читайте также

«Хотелки» «Газпрома» профинансируют за счет народа
Денег на мегапроект газового монополиста у правительства нет, на него попросят скинуться россиян

27 мая цены на голубое топливо просто отыграли падение, которое произошло за несколько дней до этого. В абсолютных значениях газ прибавил всего 11 долларов. На TTF голубое топливо опускалось по $ 45,8 за тысячу кубов, на немецком хабе Gaspool — по $ 52, в австрийском Баумгартене — по $ 64.

Для России сам факт изменения ценовой конъюнктуры — это, несомненно, хорошая новость. Но ни одна торговая площадка Европы не сгенерировала цену, которая устраивала бы экспортеров газа. Каждая проданная партия оборачивается для них колоссальными убытками. На цены давит целый ряд факторов, которые уже не раз перечислялись в публикациях «Свободной прессы»: аномально теплая зима, большие запасы неиспользованного газа, наплыв поставщиков СПГ и снижение спроса, вызванное эпидемией коронавируса.

Краткосрочные прогнозы выглядят не только неутешительно, но и пугающе. По мнению западных аналитиков, на спотовом рынке Европы цена газа в скором времени может упасть до отрицательных значений, как это было с нефтью марки WTI. То есть экспортеры будут вынуждены доплачивать, чтобы их продукцию забрали. Понятно, что подобное явление может носить только сугубо исключительный характер. Рано или поздно спрос на энергоносители восстановится, цены на газ поднимутся выше 100 долларов за тысячу кубов.

Другой сценарий трудно даже представить, поскольку ни «Газпром», ни его конкуренты не смогут терпеть убытки вечно. Но вопрос в другом: кто выдержит, а кто не выдержит эту проверку коронавирусом? Кто удержит, а кто потеряет свою долю рынка? Какой будет расстановка сил после окончания пандемии?

По сути, большой передел газового рынка начался задолго до нынешнего кризиса. Его предвестником стала американская сланцевая революция, которая предопределила попытки американцев потеснить российское трубопроводное топливо в Европе. Ради этого приходилось жертвовать прибылью, как показывают работы компании VYGON Consulting по конкурентоспособности и экономической эффективности поставок американского СПГ в разные регионы мира.

«Они наглядно продемонстрировали, что при продаже в Европе при нынешней конъюнктуре (в 2018 году — прим. ред.) экспортеры теряют примерно один доллар в пересчете на один миллион британских тепловых единиц, — комментировал исследования советник генерального директора ООО „Газпром экспорт“ Андрей Конопляник. — То есть не окупаются даже эксплуатационные затраты, не говоря уже об окупаемости полных капиталовложений, которые осуществлялись преимущественно на заемные средства. (…) Таким образом, поставщики американского газа в Европе сегодня работают в убыток и обрастают долгами».

Эту же «твердолобую» тактику позже взяли на вооружение другие страны. К примеру, Катар до начала пандемии вынашивал планы к 2027 году нарастить производство СПГ до 126 миллионов тонн в год (примерно на 50 миллионов больше, чем сейчас). И сбавлять обороты эмират не собирается. «Если я бурю скважины и покупаю корабли (для доставки сжиженного природного газа — прим. ред.), я не отступаю», — поясняет логику Катара его министр энергетики Саад бен Шрид Аль-Кааби. Пусть отступают другие. Те, у кого выше себестоимость добычи и расходы на транспортировку. Речь идет, в первую очередь, о конкурирующих производителях СПГ — США и Австралии. Но на европейском рынке нужно потягаться также с Россией.

По мнению западных аналитиков, «Газпром» и сам собирался в 2020 году устроить в Европе настоящую «газовую резню»: создать существенный дисбаланс между спросом и предложением, «прикончить» цены, пожертвовать прибылью, но отвоевать у конкурентов новые рынки сбыта. Возможно, параллельно с этим планировалось открыть второй нефтяной фронт, которым должен был командовать ярый сторонник войны с американскими сланцевиками Игорь Сечин. Война вроде как началась, но масштабы глобального падения спроса на «черное золото» заставили Москву, Вашингтон и Эр-Рияд перенести «боевые действия» на неопределенный срок. У газовиков ситуация сложнее — свой картель по аналогии с ОПЕК они не создали (и создавать вроде не планируют). Поэтому если нефть в мае неспешно, но уверенно росла в цене, то голубое топливо продолжало дешеветь.

Торги 27 мая нарушили эту тенденцию. Могли сказаться объективные причины: заболеваемость коронавирусом все-таки идет на спад, ограничительные меры ослабляются, проблемы в экономике подталкивают Европу к форсированному выходу из карантина. Рынок испытывает сдержанный оптимизм накануне начала летнего сезона. Впрочем, Bloomberg видит еще одну причину роста цен на газ: «Газпром» остановил транзит через Польшу по трубопроводу «Ямал — Европа».

Срок действия транзитного контракта истек еще 17 мая. Серьезной мотивации заключать новое соглашение не было ни у одной из сторон: «Газпрому» в нынешней ситуации хватает других маршрутов, а поляки не особо боятся потерять свои скромные транзитные доходы. Получали они действительно немного, поскольку все расходы по строительству польского участка трубы в свое время несла российская сторона.

Прокачка газа через территорию Польши после окончания контракта не останавливалась. Варшава просто выставляла на аукцион мощности своей ГТС, выполняя нормы европейского законодательства. А «Газпром» — единственный участник торгов — выкупал нужные ему лоты. Система заработала моментально.

Читайте также

Красную площадь заразят COVID-19 за две недели до Парада Победы?
Книжный фестиваль у стен Кремля в начале июня может спровоцировать новую волну эпидемии

На рассвете 17 мая прошел первый суточный аукцион, по итогам которого было выкуплено 58% мощностей трубопровода на остаток текущих газовых суток. Еще до истечения срока действия договора польский оператор Gaz-System сообщил, что на третий квартал 2020 года забронировано 80% газотранспортных мощностей. Для российского концерна такая форма сотрудничества весьма удобна: она позволяет загружать газопровод «Ямал — Европа» в соответствии с текущими потребностями рынка. Поэтому нет ничего удивительного в том, что «Газпром» резко сократил объемы польского транзита на минувших выходных и в понедельник, а во вторник вообще выкупил всего 3,8% пропускной способности трубы. Как раз после этого цены на газ в Европе пошли вверх.

Можно ли сделать вывод, что «Газпром» сознательно сдерживает поставки в Европу с целью поднять цены на свою продукцию? Логичное предположение, но только на первый взгляд.

Заполнение газопровода «Ямал — Европа» возобновилось уже 27 мая, при этом на июнь транзитные мощности забронированы почти полностью (на 93%). К тому же, усилий одного «Газпрома» для стабилизации рынка недостаточно. То, что на хабе TTF голубое топливо стоит 45, а не 34 доллара, не решает проблему убытков российского концерна. Решить её в принципе невозможно. «Газпрому» остается только ждать и терпеть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top