Кошмар РЖД: Россия готовится заливать нефть в железнодорожные цистерны

После недавнего телефонного разговора с министром энергетики Саудовской Аравии принцем Абдель Азизом бен Салманом глава Минэнерго России Александр Новак заявил о готовности Москвы обсуждать возможность дальнейшего сокращения добычи нефти.

«Обе страны твердо привержены выполнению согласованных целевых сокращений, продолжат внимательно следить за рынком нефти и, если это будет нужно, будут готовы принимать необходимые меры совместно с ОПЕК + и другими производителями», — говорится в пресс-релизе министерства. О каких «необходимых мерах» идет речь? В арсенале стран-экспортеров нефти есть только один инструмент — сокращение добычи нефти.

Несколькими днями ранее саудовский министр энергетики уже заявлял, что новую сделку ОПЕК+ могут пересмотреть в июне: королевство уберет с рынка еще больше «черного золота», если аналогичные образом поступят остальные. «Гибкость и прагматизм позволят нам продолжать делать больше, если мы должны», — заверил принц Абдель Азиз. Примерно в то же время президент США Дональд Трамп — главный вдохновитель «реанимации» российско-саудовского картельного сговора — выдал очередную сенсацию: «Объем, который ОПЕК+ стремится сократить, составляет 20 миллионов баррелей в день, а не те 10 миллионов, о которых обычно сообщается. Если произойдет что-то близкое к этому, и мир вернется к бизнесу после катастрофы COVID-19, энергетическая промышленность снова станет сильной, гораздо быстрее, чем ожидается в настоящее время».

После заявления Новака паззл сложился окончательно: Россия, как минимум, готова обсуждать вариант пересмотра недавно заключенной сделки. И для этого есть две объективные причины.

Читайте также

Вслед за нефтью и русская пшеница скоро никому не будет нужна
Аграрные страны будут биться в торговых войнах, похлеще, чем сегодня РФ и Саудовская Аравия, за рынки сбыта

Первая — цены. Аналитики предупреждали, что возрождение ОПЕК+ не спасет рынок нефти, поскольку обусловленное объективными причинами падение спроса бьет по нему в разы сильнее, чем развязанная Москвой и Эр-Риядом ценовая война. Но тому же Трампу и в страшном сне не могло присниться проседание майских фьючерсов на нефть марки WTI до 17,48 долларов за баррель — это значительно ниже порога безубыточности американских производителей. Даже в разгар ценовой войны, которая недавно завершилась, заокеанский бенчмарк так сильно не обесценивался. Фьючерсы Brent с поставкой в июне торгуются на уровне 28 долларов, что тоже не внушает оптимизма. Но еще хуже дела обстоят на рынке физической нефти. Нигерии, к примеру, приходится продавать свою нефть марки Bonny Light по 12−13 долларов, в то время как добыча одного барреля в среднем составляет примерно 22 доллара.

Разумеется, окончательные выводы делать пока рано. По словам пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова, Кремль ожидает увидеть эффект сделки ОПЕК+ через несколько дней — технологически её реализация еще не началась (первый этап сокращения добычи намечен на май и июнь). Но и цены сегодня не являются главной проблемой нефтяного рынка.

Еще более опасный тренд — стремительное заполнение мировых хранилищ. Пока страны ОПЕК+ готовятся (только готовятся!) убрать с рынка 9,7 миллиона баррелей в сутки, падение спроса оценивается в диапазоне от 20 до 35 миллионов баррелей ежесуточно. Значительные излишки нефти куда-то надо девать. И этого «куда-то» с каждым днем становится все меньше и меньше.

Причину аномально низких цен на фьючерсы WTI Bloomberg видит как раз в том, что совсем скоро резервов совсем не останется: «Американские нефтяные фьючерсы оказались под огромным давлением, поскольку растут опасения, что запасы на ключевом узле хранения Кушинг, штат Оклахома, будут заполнены до предела».

Саудиты, как известно, сильно просчитались, когда в прошлом месяце захотели отбить у конкурентов рынки сбыта, предлагая солидные скидки на свою продукцию. Но желающих приобрести её все равно было немного — груженые танкеры пришлось превращать в плавучие хранилища «черного золота», которые стоят в море и ждут своего часа. В последнее время этот вариант становится все более популярным, хотя для поставщиков нефти он оборачивается колоссальными убытками.

По расчетам словам генерального директора Tank Tiger Эрни Барсамяна, текущие затраты на хранение сырой нефти в Кушинге составляют около 60 центов за баррель в месяц и приближаются к одному доллару для краткосрочных шестимесячных контрактов. То есть за полгода арендатор обычного хранилища заплатит 5−6 долларов за баррель, а плавучие сборы будут выше на 12−22 долларов. Но делать нечего. По данным Reuters, у берегов одной только Европы сейчас стоят 30 танкеров, которые не могут разгрузиться из-за переполненности хранилищ. Причем с каждым днем их становится все больше.

«По мере того как емкость хранилищ заполняется на суше, танкеры являются последним средством, — констатирует Эрик Брукхейзен, руководитель отдела исследований и консалтинга компании Poten & Partners. — Танкерные ставки будут высокими и волатильными до тех пор, пока на нефтяном рынке будет избыток предложения, что мы ожидаем в течение всего второго квартала этого года».

Американские компании не так давно начали договариваться об аренде железнодорожных составов, в которых тоже можно хранить «черное золото». По сравнению с танкерами это даже дешевле. Тот же Барсамян утверждает, что один груженый вагон будет стоить 300−450 долларов в месяц — где-то около $ 1,5 за баррель. Российские нефтекомпании тоже рассматривают возможность аренды нефтеналивных цистерн у структур РЖД.

Для них этот вопрос еще более актуальный. Из трех ведущих нефтедобывающих стран у РФ самые скромные резервы. «Имеющиеся объемы хранения сырой нефти и нефтепродуктов способны вместить объем производства у России всего за 8 дней, у Саудовской Аравии — за 18, у США — за 30 дней», — отмечает заместитель директора Центра исследований проблем реальной экономики (ЦИПРЭ) Владимир Дробышевский.

Вопрос только в том, когда наступит «Час икс».

Читайте также

Путин Сечина не сдаст, а вот «Роснефть» может
Президент готовит новую должность для своего старого товарища?

Некоторые аналитики полагают, что свободного места для хранения нефти в мире может не остаться уже в мае. Прогноз Новака в начале апреля, еще до заключения сделки ОПЕК+, звучал более оптимистично: полтора-два месяца, и только при условии, что страны-экспортеры нефти не будут снижать объемы добычи. Хотя его оценка падения спроса — 10−15 миллионов баррелей в сутки — выглядела довольно странно. Нет сомнений, что в действительности ситуация еще хуже. Затоваривание рынка даже после возрождения картельного сговора Москвы и Эр-Рияда продолжается ударными темпами.

Из-за эпидемии коронавируса трудно делать каике-либо прогнозы. Никто не знает, какой будет эпидемиологическая ситуация в США, Европе или России буквально через несколько дней (а от этого напрямую зависит жесткость и продолжительность ограничительных мер, сдерживающих восстановление спроса на нефть). В этой ситуации можно только строить мысленные эксперименты.

К примеру, если во второй половине мая мир постепенно начнет выходить из тотального карантина, то сделку ОПЕК+ с высокой долей вероятности пересматривать не придется. Но есть и другой вариант: сокращение добычи на 9,7 миллиона баррелей в сутки в мае-июне окажется недостаточным, чтобы предотвратить полное затоваривание рынка. Поэтому Москве и Эр-Рияду, хотят они того или нет, придется «ужаться» еще больше.

Многое зависит от Соединенных Штатов.

Как американцы собираются сокращать производство — это уже их дело. Если Техас действительно уберет с рынка хотя бы 1 миллион баррелей сланца, это станет реальным вкладом США в общее дело стран-экспортеров нефти и будет стимулировать обновление сделки ОПЕК+, если такая необходимость возникнет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top