Лучше, чем в США? Как понимать слова Путина о ситуации с безработицей в России — Свободная Пресса

Президент Владимир Путин заявил, что Россия, в отличие от многих стран, не допустила резкого роста безработицы во время пандемии коронавирусной инфекции.

«Мы не допустили взрывного, как в некоторых странах, драматического роста безработицы. Все это говорит о том, что у нас есть большой резерв, чтобы действовать еще более эффективно и еще более слаженно. Подчас, надо признать, нам все-таки этой слаженности на первых этапах борьбы с эпидемией не хватало», — сказал президент во время совещания по нацпроектам 13 июля.

По данным Министерства труда, уровень безработицы в России вырос с 4,6% по итогам 2019 года до 6,1% или 4,5 миллионов человек в мае. Это максимум с 2012 года. В июне этот показатель составил 6,3%. По прогнозу Минэкономразвития, по итогам этого года безработица составит 5,7%, но уже к 2023 уменьшится до 4,7%. Вице-премьер Андрей Белоусов на том же совещании пообещал снизить безработицу до 5% уже к концу следующего года, как и прописано в общенациональном плане действий.

Для сравнения, в США безработица достигла максимума со времен Великой депрессии и в апреле 2020 года составила 14,7% от трудоспособного населения или 20,5 миллиона человек.

Читайте также

Фургал встал Кремлю поперек горла
Из-за протестов в Хабаровске рысканье глазами в поисках преемника, чего боялся Путин, только усилилось

Для поддержки россиян, потерявших работу из-за пандемии, правительство увеличило максимальный размер пособия по безработице до уровня МРОТ (12,13 тыс. руб.), а минимальный — до 4,5 тыс. руб. Это стало причиной роста на 80% числа официально зарегистрировавшихся безработных в центрах занятости в апреле. В мае их число возросло еще на 63% и достигло 2,143 млн человек, из них 1,9 млн получали пособие по безработице. В марте 2020 года в центрах занятости были зарегистрированы всего 727 тыс. безработных.

Несмотря на эти цифры, по неофициальным исследованиям ситуация с безработицей в России вовсе не так безоблачна. Как поясняют эксперты, российский рынок труда часто адаптируется к кризисам за счет введения неполного рабочего дня, сокращения зарплат, отправки сотрудников в неоплачиваемый отпуск при сохранении занятости. О том, что такую же стратегию предприятия избрали и сейчас, свидетельствует тот факт, что реальные зарплаты в крупных и средних компаниях сократились впервые с июля 2016 года. Поэтому скрытая безработица может быть гораздо выше названных 6%.

К примеру, исследование РАНХиГС «Положение иностранных трудовых мигрантов в России во время пандемии коронавируса» утверждает, что во время пандемии работу потеряли около 40% иностранных граждан и 23% россиян. Если учитывать работников, которых отправили в неоплачиваемый отпуск, то доля потерявших доход мигрантов достигает 75% против 48% россиян. В Москве потеряли работу или были отправлены в неоплачиваемый отпуск 76% мигрантов и 43% горожан. При этом 27% граждан России и 30% в Москве сообщили о полной потере заработка.

Кроме того, экономисты вовсе не уверены в том, что уже в следующем году удастся сократить уровень безработицы до 5%. Так, Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) представил прогноз, согласно которому при затяжной пандемии механизмы адаптации могут исчерпаться, после чего начнется масштабное высвобождение работников. В случае второй волны коронавируса уровень безработицы в России может вырасти до 8−8,3% в 2021 году и 7−7,3% в 2022—2023 годах. Реальные зарплаты при этом сократятся на 4,5−4,8% в 2020 году и выйдут на темпы роста в 2,2−2,5% только в 2023 году.

Профессор Финансового университета при правительстве РФ Александр Сафонов считает, что предотвратить этот сценарий можно, но только если в полную силу заработают нацпроекты, срок исполнения которых сейчас предлагают растянуть до 2030 года.

— По сравнению с 2008 годом показатели регистрируемой безработицы у нас ниже, поэтому можно сказать, что ее удалось не выпустить на волю и она оказалась в более-менее удобных для экономики параметрах.

Но сравнивать наши показатели с другими странами сложно, поскольку у нас регистрируемая безработица не имеет тех же стимулов, что на Западе. У них существует страхование безработицы, поэтому замещение утраченного заработка происходит на уровне 80% как минимум в первые три месяца. Это не наши пособия на уровне МРОТ, а вполне достойные средства, на которые можно жить. Правда, и длительность выплаты пособий у них другая, до 9−11 месяцев. Поэтому у лиц, оказавшихся безработными, больше стимулов регистрироваться.

Что касается официальной безработицы по методологии Международной организации труда, она несколько условна. Например, в ней не фиксируются лица, которые находятся в административных отпусках. Это люди, которые де-факто не работают и не получают зарплату, но формально остаются занятыми. Таких людей, по статистике Росстата, в мае было 1,2 миллиона человек. Если объединить эти данные, получится, что безработица у нас примерно на уровне 7%.

«1000Readers.Ru»: — Получится ли уменьшить этот показатель до 5% в следующем году, как обещает правительство?

— До пандемии безработица у нас была в районе 4,6%. Получается, что даже по этим прогнозам к концу следующего года мы не дойдем до уровня марта 2020-го, поэтому ситуация все равно останется напряженной.

Нам удастся выйти на 5% при одном условии — что к этому времени начнут действовать национальные проекты, которые будут создавать рабочие места и приводить к постепенному восстановлению доходов населения. У нас основная потеря рабочей силы произошла в сфере услуг, денежные средства в которую приходят исключительно от населения, чьи доходы сейчас упали. Поэтому рост занятости — задача реализуемая, но только при условии, что заработают нацпроекты.

Глава «Союза предпринимателей и арендаторов России» Андрей Бунич указывает на то, что падение доходов при сохранении занятости является не меньшей проблемой, чем официальная безработица. Особенно это касается индивидуальных предпринимателей, которые считаются занятыми даже при полной остановке бизнеса.

— Проблема безработицы у нас действительно стоит менее остро, чем в развитых странах, по нескольким причинам. Во-первых, у нас очень большая страна и сравнительное небольшое население, поэтому потребность в рабочей силе есть. Даже Китай и Индия вместе взятые не доходят до двух третей нашей территории, при этом там около трех миллиардов населения. Во-вторых, у нас плохая демографическая ситуация, что работает в сторону уменьшения безработицы. Хотя у нас развивающаяся страна, которой нужно больше людей, демография у нас имеет те же тенденции, что и в развитых странах. Исходя из этого, у нас в принципе не должно быть большой безработицы.

Кроме того, официальное пособие по безработице у нас далеко не так велико, как в развитых странах, поэтому люди до недавнего времени часто не шли за ним и не регистрировались, как безработные.

Но это не значит, что у нас нет проблемы безработицы, просто она имеет разные проявления. Существуют такие формы, как скрытая, частичная, региональная, структурная, циклическая безработица. Например, частичная безработица — это частичная занятость или неполный рабочий день. В случае скрытой занятости человека оставляют числиться на работе, но выплачивают ему минимальную зарплату или не выплачивают вовсе. Поэтому нужно смотреть на состояние доходов. Возможно, формально безработица и не растет, но оклады и доходы работников уменьшаются.

Читайте также

Война за воду между Россией и Украиной началась ударом с воздуха
Живительную влагу для Крыма Москва решила отбирать у Одессы, Херсона и Николаева. Но — незаметно

Актуальна для нас и региональная безработица. Страна большая, и переехать из одного региона в другой трудно, так как это связано с большими расходами, тем более что цены на жилье в разных регионах могут серьезно отличаться. А самый мощный фактор — это структурная безработица, связанная с технологическими изменениями. В этом случае людям нужно не просто поменять работу. Они вообще не будут больше востребованы на рынке труда в своем качестве, а в новом качестве они себя еще не нашли.

«1000Readers.Ru»: — Учитывает ли статистика по безработице ситуация в малом и среднем бизнесе?

— Все предприниматели считаются занятыми, даже если они на сто процентов лишились своих доходов. При этом они даже не могут обратиться в службу занятости и встать на учет, потому что для этого нужно принести столько справок о закрытии фирмы, об отсутствии долгов, что сделать это очень проблематично. А даже если это удастся, такой человек получит самое низкое пособие.

Получается, предприниматель работал на свой страх и риск, но если он разорился, он не получит пособие по безработице. Поэтому большинство предпринимателей в любом случае числятся занятыми, даже если их ИП давно не работает и человек практически нищий, и это парадокс.

Экономический кризис

Кудрин: экономика России в застое

Потапенко рассказал, когда Россию ждет волна банкротств

Медведев: экономика в этом году упадёт

Дворкович о кризисе в России: мы ещё не достигли дна

Все материалы по теме (3557)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top