Ни нашим, ни вашим: Путинские меры поддержки оказались бессмысленными

Накануне, в ходе обращения к гражданам по поводу коронавируса, президент Владимир Путин объявил о введение подоходного налога (НДФЛ) на доходы от депозитов и вложений в облигации. И хотя речь шла только о достаточно крупных вкладах, уже сегодня заголовки СМИ пестрят сообщениями о том, что граждане побежали в банки эти самые вклады дробить или закрывать.

— Предлагаю для граждан, чей общий объем банковских вкладов или инвестиций в долговые ценные бумаги превышает 1 млн рублей, установить налог на процентный доход в размере 13%. То есть не сам вклад, а только проценты, получаемые с таких вложений, будут облагаться налогом на доход физических лиц, — сказал тогда президент.

Даже несмотря на дальнейшее заявление президента, что таких вкладов немного, около 1%, эти слова вызвали панику у части граждан. Тем не менее, по данным Агентства по страхованию вкладов, в России число счетов с остатками свыше 1 млн рублей составляет 5,9 млн штук, это 1% от количества всех счетов. Общий объем средств на них — 17,95 трлн рублей, что 57% от всей суммы вкладов.

— Вклады забирают только те люди, которые неправильно поняли и не вчитались, не услышали смысл того, о чем шла речь, — считает президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян. —  Речь идет не о налоге на вклады, а о том, что будут облагаться налогом процентные доходы от вкладов, которые превышают миллион рублей. Таких вкладчиков не так много.

При этом, как считает президент АРБ, государство не получит от этого нововведения больших доходов.

— С другой стороны, если вдруг возникает паника — это всегда негативно отражается на банках, — предупреждает Гарегин Тосунян. — Я интересовался у ряда банков по поводу ситуации. Скорее всего, закрытие вкладов — пока не такое распространенное явление. Но раз вопрос встает, надо принимать превентивные меры.

А кроме того, Гарегин Тосунян напоминает, что нововведение вступает в силу не сейчас, а только после того, как будут подготовлены нормативные акты, которые будут это регламентировать, и когда будет определена дата, с которой они вступают в действие.

— Если налог будут снимать с доходов тех вкладов, которые превышают сумму 1 млн рублей, то я бы высказался против. Потому что накопления в 1 млн делают как раз делают работящие люди, — обращает внимание заместитель руководителя фракции КПРФ в Госдуме Валентин Шурчанов. — В нынешней обстановке не следовало об этом даже и объявлять. Тем более, раз это хотят вводить с 2021 года. На данный момент про 2021 год ничего не известно: какая там будет цена нефти, что вообще будет. Я бы лучше ввел прогрессивную шкалу подоходного налога.

Еще одно предложенное Путиным нововведение, которое касается банков, не оценили с позитивной стороны ни банкиры, ни политики. Речь идет о полугодовых каникулах для выплат по кредитам для граждан и пострадавшего малого и среднего бизнеса.

— У нас очень закредитованы Калмыкия, Тыва, Чувашия и другие регионы. Были озвучены цифры, согласно которым 60−65% всех доходов граждан, проживающих в таких субъектов, идут на покрытие кредитов. На текущее потребление остается 35−40%, это исключительно мало. Каникулы никаким образом это не решают, — подчеркивает Валентин Шурчанов.

И особенно эти меры становятся недостаточными, когда региональные службы занятости уже отчитываются о росте числа людей, встающих на учет по безработице: многие возвращаются из Москвы, Санкт-Петербурга и других регионов, где закрываются компании и фирмы.

Как кредитные каникулы скажутся на самих банках — зависит от поведения регулятора. Обращения по поводу предоставления таких каникул уже поступают. Не все они будут исполнены, так как рассмотрение заявки будет зависеть от каждой конкретной ситуации. Но в будущем количество таких обращений может значительно нарастать.

В самих банках из-за последствий коронавируса и борьбы с ним настроения неоднозначные.

— Настроения в банках разнятся. Во многих банках понимают все риски, которые могут реализоваться. С другой стороны, рабочее настроение присутствует, особенно в регионах. Я со многими банками разговаривал, они говорят, что если регулятор пойдет на то, чтобы ущемить регуляторно-надзорный прессинг, если не будет требований по переоценке заемщиков, по дополнительным резервам, по соответствующим санкциям к банкам, то, в принципе, банки тогда этот тренд постараются выдержать. А регулятор вроде понимает ситуацию, — предполагает Гарегин Тосунян. — Тут много зависит от государственной политики и поведения регулирующих и надзорных органов. То есть от взаимной лояльности и взаимного доверия, что является очень материальным и значимым капиталом в такой ситуации.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top